3 главные проблемы, которые решит автоматизация строительной компании за 40 тысяч в месяц

3 главные проблемы, которые решит автоматизация строительной компании за 40 тысяч в месяц

Я автоматизировал все процессы в строительной компании, начиная от привычных всем подсистем — банк, касса, ТМЦ, CRM и пр. — и заканчивая специализированными подсистемами — расчет строительных смет на работы и материалы, заказ материалов прорабами, интеграция заказов с поставщиками, автоматические уведомления для клиентов и пр.

Для автоматизации выбрал систему «1С:Управление нашей фирмой».

Зачем понадобилась автоматизация строительной компании

В первый год работы компании все расчеты и учет делали в таблицах Excel. А уже на второй год начали разработку системы автоматизации на базе 1С. У автоматизации было несколько целей, перечислю основные:

  • ускорить самый трудоемкий процесс — составление смет и договоров;
  • собрать всю информацию о клиенте и объекте в одном месте;
  • добиться, чтобы программа делала все, что можно делать без участия человека;
  • сделать так, чтобы клиент знал, что происходит на его объекте, независимо от желания сотрудника что-то скрыть.

Оставить компанию без автоматизации я не мог по двум причинам.

Во-первых, я в прошлом программист, поэтому понимал, что автоматизация необходима и рассчитывать экономическую целесообразность смысла нет.

Во-вторых, компания быстро росла, количество клиентов уже невозможно было удержать в голове. Причем для каждого клиента составляли смету из 100—150 позиций по работам и из более чем 200 позиций по материалам. Все это нужно было учитывать, заказывать, контролировать. Поэтому автоматизация была технической необходимостью.

На создание первой версии системы потратили около шести месяцев и примерно 500 тыс. руб. Дорогостоящую работу менеджера проекта, которую выполнял я сам, сложно оценить. Сейчас на развитие системы тратим около 40 тыс. руб. в месяц.

Первая проблема, которую устранили автоматизацией строительной компании: долгий расчет смет

Ранее типовые сметы считали около двух часов. Для каждой сметы использовали достаточно много файлов Excel: сводный файл «Реестр объектов», таблицы с работами, таблицу с чистовыми материалами, таблицу с черновыми материалами, файл с графиком оплат и пр. Это было довольно громоздко и неудобно. После автоматизации процесс подготовки сметы занимает максимум 10 минут.

Причем на выходе получаем полностью готовый договор со всеми приложениями в формате Word или PDF. А потратив еще одну секунду, за один клик отправляем договор клиенту на согласование по электронной почте с типовым текстом письма. Чуть позже сделали еще автоматическое SMS-уведомление: «Вам отправлен договор на согласование. Проверьте свою электронную почту».

Обратите внимание

Значительно сократили общее время составления смет за счет того, что сотрудники стали вносить меньше информации.

Программа автоматически подсказывает, какие работы добавить; исходя из площади помещения, рассчитывает площадь оштукатуривания стен и потолков за вычетом оконных и дверных проемов; рассчитывает объем работ для участка и оптимальный расход строительных материалов. То есть все, что можно рассчитать автоматически, программа рассчитывает.

Вторая проблема, которую устранили автоматизацией в строительной компании: воровство прорабов

К сожалению, в строительной отрасли прорабы нередко обманывают на материалах: как на их цене, так и на увеличении их объема. Чтобы решить проблему, зафиксировали в системе цены от поставщиков, а необходимое количество материала записываем в смете клиента.

Когда прораб заказывает больше материала либо по более высокой цене, программа создает автоматическое уведомление об этом в электронной почте для главного инженера. И заявка на материал не уйдет в работу до тех пор, пока главный инженер не выяснит, в чем проблема, не получит объяснений прораба и не одобрит заявку.

Сейчас главный инженер получает в месяц в среднем до 20 подобных уведомлений о превышении цены или объема материала. И не всегда это воровство: бывает осознанная необходимость докупить больше материала или выбрать другой, по более высокой цене. Эта система контроля помогает держать затраты под контролем в текущей ситуации постоянных скачков курса валют.

Третья проблема, которую устранили автоматизацией строительной компании: сокрытие информации от клиентов

Так как дизайнеры и прорабы работают на сдельной оплате труда, их зарплата зависит от объема закрытых проектов. Это приводит к тому, что сотрудники иногда пытаются закрыть больше работ, чем реально сделали. Мы решили не скрывать от клиентов ничего, и на каждый «чих» в системе клиенту приходит электронное письмо или SMS-уведомление.

Например, закрыл прораб определенные работы — клиент получает сообщение: «Работы выполнены, пожалуйста, проверьте, подпишите акт (во вложении)». К письму прилагается автоматически сформированные акт, счет и ссылка на оплату по банковской карте и другие варианты оплаты. Одновременно с письмом клиенту приходит и SMS: «Вам на почту отправлен акт. Просьба проверить».

Таких автоматических уведомлений в настоящий момент более 50. Весь документооборот дублируется по электронной почте, не нужно никуда бегать, приезжать лишний раз в офис. Клиент знает, что и когда происходит.

По словам клиентов, им это очень нравится, так как не нужно звонить менеджерам, отвлекать их и себя вопросами: «Что сделано?», «Пришла ли оплата?», «Выставили ли КП?», «Кого мне назначили дизайнером?», «Дайте контакты дизайнера» и т. п. Никому не нужны лишние звонки, они мешают, отвлекают от дел. 1С дает возможность предоставить клиентам информацию о том, что происходит с их договором, финансами, работами, автоматически: по почте или SMS.

Другая сторона медали подобного автоматического оповещения обо всех стадиях процесса — контроль со стороны клиентов и обратная связь по работам на объекте.

Раз информация о работе, отмеченной в системе как «выполненная», немедленно появляется у заказчика, значит, последний может немедленно проверить это лично, приехав на объект.

И если какие-то работы не выполнены или выполнены не до конца, заказчик может дать обратную связь: «Как так?! Вы выставляете мне акты, а работу не закончили!»

      • Автоматизация зоомагазина: лучшие практические советы

Проблемы в процессе внедрения автоматизации в строительной компании

Процесс автоматизации не обошелся без проблем. Но, учитывая мой опыт работы программистом, я был к ним готов.

Сопротивление сотрудников. Было обычное недовольство: «Это долго», «Это неудобно», «Я не знаю 1С», «Зачем нам все это? У нас и так все отлично работает, мы привыкли». Такие возражения возникают при любой автоматизации и в любой компании.

Решил проблему просто — в приказном порядке: «Либо работаете так, либо ищите новую работу». В результате из-за автоматизации никто из нашей компании не уволился. Когда люди поняли, что деваться некуда, они быстро научились работать и перестали жаловаться.

И уже через полгода, когда система была запущена, сотрудники признали: автоматизация действительно экономит время и делает удобной коллективную работу.

Нехватка личного времени. Мне приходилось заниматься и развитием компании, и внедрением системы: писать ТЗ, проверять, устраивать собрания и пр. На это были причины.

Во-первых, признаюсь, мне была интересна эта работа.

Важно

Во-вторых, я понимал, что если не делать это самому, то придется нанимать продакт-менеджера. Стоит их работа очень дорого, и в тот момент мне это было не по карману.

В-третьих, я, с одной стороны, прекрасно разбирался в системе 1С, в ее структуре, архитектуре, а с другой — хорошо разбирался в своем бизнесе, и мне было проще писать ТЗ и говорить программистам, что делать.

Я смог разгрузить себя, делегировав выполнение части задач по автоматизации, только после завершения разработки и внедрения основного блока системы.

      • Автоматизация бизнеса на примере интернет-магазина: шаг за шагом

Что смотрит в программе лично Генеральный Директор

В программе я смотрю отчеты: финансовое состояние компании, доход, прибыль, статистику по продажам, сравнение всех показателей с другими периодами, отчет «Эффективность сотрудников». Эффективность дизайнеров оцениваем по нескольким параметрам:

      • первый — объем завершенных проектов дизайнера в квадратных метрах и в абсолютных деньгах;
      • второй — количество отказов клиентов по вине дизайнера;
      • третий — средняя оценка качества работы дизайнера по пятибалльной шкале.

После завершения каждого договора мы обзваниваем клиентов, задаем анкетные вопросы: как заказчик оценивает квалификацию сотрудника, его знание современного рынка материалов и пр. По итогам оценки перечисленных параметров формируем рейтинг дизайнеров: насколько каждый полезен компании в деньгах и насколько клиенты удовлетворены работой с этим человеком.

Благодаря нашей системе именно последний отчет стал для меня открытием. Есть у нас одна сотрудница — тихая, скромная, я ее и не вижу почти, всегда думал, что она толком не работает.

А посмотрел отчет и с удивлением узнал, что она приносит компании огромную прибыль — несравнимую с результатами ее коллег.

Получается, что до возможности объективно оценивать показатели сотрудников, я опирался исключительно на личные впечатления: не вижу человека, значит, он плохо работает. Больше таких ошибок не допускаю.

Благодаря тому, что за плечами у меня большой опыт автоматизации на основе 1С, считаю, что все было сделано правильно, — во всяком случае, я бы ничего не стал менять в организации процесса внедрения автоматизированной системы.

В компании появляются новые направления деятельности. Например, в прошлом году мы открыли собственную линию производства. Постепенно все новые направления тоже автоматизируем на базе существующей системы.

Копирование материала без согласования допустимо при наличии dofollow-ссылки на эту страницу

Источник: https://www.gd.ru/articles/9392-avtomatizatsiya-stroitelnoy-kompanii

Что губит строительные компании России?

Почему в России зачастую объекты возводятся медленнее и хуже, чем в других странах? Неужели все дело в переданных нам предками генах разгильдяйства? Но почему тогда в советское время удавалось реализовывать гигантские проекты?

Поделюсь выводом, который я сделал много лет назад и вижу ему подтверждение каждый день.

Практически все без исключения проблемы в строительстве берут свое начало не в технических причинах, а в вопросах управления. Не важно, речь идет о ремонте ванной комнаты или строительстве огромного стадиона.

Уверяю вас, у нас в стране достаточно умелых рабочих рук, которые могут вязать арматуру и заливать бетон, класть плитку или сваривать трубопроводы. Когда пытаешься разобраться, почему проморожен бетон, отваливается плитка или текут стыки труб, то выясняются удивительные факты.

Генподрядчик забыл оплатить услуги энергоснабжающей организации, та отключила временное электроснабжение стройплощадки на несколько дней, поэтому подрядчикам-монолитчикам нечем было прогреть свежезалитый бетон в морозные дни.

Совет

Служба снабжения не привезла на объект нужный плиточный клей, а начальник участка, ожидая разгрома на совещании в штабе строительства, потребовал клеить на тот, что есть.

Прекрасный сварщик в полном соответствии с технологией работ «прихватил» трубы в нескольких местах, чтобы потом вернуться и сделать полноценные швы, но бригадир срочно перебросил специалиста на другой объект, забыв сообщить о незавершенности сварки сменщику.

Этих мелких управленческих накладок несчетное количество и невероятное разнообразие, вследствие чего даже прекрасные специалисты делают халтуру, срывают сроки и проваливают проекты.

У нас принято считать, что конечные исполнители на площадке работают плохо, а на самом деле истоки больших и маленьких строительных катастроф чаще всего таятся в управленческих ошибках, совершаемых в уютных кабинетах бизнес центров.

Обычно руководители уделяют все свое внимание производственным отделам, лично участвуя в работе, ставя цели, проверяя исполнение, отчитывая подчиненных или непосредственно справляясь с проблемами.

Однако, строительная организация — это не только монтажники и проектировщики. А разве нет ее второй половины? Кадровики, продавцы, снабженцы, служба доставки, контроль качества, юристы, бухгалтеры, финансисты, сметчики, вся администрация компании — начальники отделов, директоры различных направлений, заместители руководителя, сам генеральный директор …

Читайте также:  7 частых нарушений уголовного кодекса, за которые руководителей лишают свободы

Вы думаете, что эти люди не порождают ошибок, или они не влияют на производство?

Обычно глобальные проблемы начинаются с самого первого шага — с подписания договора. Я, видимо, никогда не перестану удивляться тому, как руководители подрядных компаний без какого бы то ни было принуждения, сами себя заводят в ловушку и закрывают за собой дверь.

Последний пример. Известное проектное бюро подписывает договор с девелопером, в котором, кстати говоря, предусмотрены серьезные штрафные санкции за срывы сроков, соглашаясь при этом выполнить проектную документацию на крупный жилой комплекс с авторской архитектурой за один месяц. За один месяц крупная неповоротливая компания не сможет спроектировать даже сарай.

Обратите внимание

Или вот вам самый распространенный вариант уничтожения собственного бизнеса — подписать крупный договор с условиями платежей, которые не позволяют платить зарплату персоналу в течение проекта.

Я понимаю, что соблазн получить аванс может быть непреодолимым, но не сложно предугадать, что через месяц эти деньги будут истрачены, а до конца проекта, а, следовательно, и до оплаты выполненных работ, еще полгода.

Руководитель рассчитывает, что придет еще один крупный проект с авансом? На моей памяти такая пирамида погубила многие компании.

Я понимаю, что он идет на такие условия не от хорошей жизни, видимо, его личных связей не хватает для выбора, с кем работать. Однако сейчас мы говорим об управленческих ошибках.

Неужели для серьезного бизнеса будет не решаемой задача по поиску одного-двух хороших менеджеров по продаже, которые расширят связи и найдут несколько интересных тендеров? Тем более что работа этих людей будет облегчаться обширным портфолио и прекрасной репутацией компании.

Другой бич российских подрядчиков — полное отсутствие такого подразделения, как отдел подготовки производства, цель которого состоит в том, чтобы создать условия, при которых производственный процесс возможен без задержек и сбоев.

Обычно в любой строительной организации есть служба снабжения и непосредственно монтажное подразделение. Однако в этой структуре нет главного связующего звена.

Рассмотрим обычный рабочий день на стройплощадке.

Пришло время выполнять монтажные работы на следующем этаже. Для этого требуется доставить на объект необходимые материалы, оборудование и инструменты. Если у монтажников все будет под рукой, то работа будет идти значительно легче.

Важно

Кто отвечает за функцию подготовки заявок? Обычно ее выполняет прораб, у которого забот на площадке и так хватает. Поэтому, ему не остается ничего другого, как скопировать из проекта спецификацию и отправить в отдел снабжения, который выполнит закупку.

Однако в процессе монтажа выясняется, что в спецификации не были указаны все необходимые переходники, отводы, переходы, а в самом проекте инженерные коммуникации не были взаимоувязаны, поэтому выполнять монтаж по нему попросту нельзя.

Прораб в перерывах или после работы оформляет новые заявки, пытается исправить проектные ошибки, делает новые заявки, как следствие растет гора ненужных на объекте материалов, срок работы увеличивается, платежи от заказчика откладываются, зарплата не платится и далее, как снежный ком.

Однажды, мы поставили эксперимент, наняв на работу профессионального замерщика вентиляции. Это была непростая задача, поскольку таких специалистов больше не готовят, однако мне удалось найти 70-летнего мастера своего дела.

Его задача была такой — детально готовить заявки на изготовление элементов воздушной сети вентиляции: прямые участки, отводы, переходы и прочее.

Он их готовил в офисе, при этом часто посещал объект, выполнял там зарисовки самых запутанных узлов, согласовывал сложные решения с бригадирами и прорабами.

До его прихода эту работу выполняли прорабы или бригадиры на объекте, когда выдавалась свободная минутка.

Согласитесь, сам факт того, что профессионал с 45-летнем стажем, который корпел над одним проектом по восемь часов в день, чтобы выполнить работу, на которую прораб или бригадир тратил максимум час в неделю, обескураживает? Дело не в том, что прораб в десятки раз способней старого мастера, а в том, что степень проработки несоизмерима.

После нескольких месяцев работы мы сравнили результат. Оказалось, что до прихода профессионального замерщика, объем отходов оцинкованных воздуховодов на наших объектах составлял 25%, а с началом его работы в отделе подготовки производства это значение упало до 7%.

Совет

Переведем в рубли. Площадь оцинкованных воздуховодов, для одного объекта составила 5 000 кв.м., их стоимость — 4 млн руб. Потери компании, в случае выполнения работ по замерам прораба, составили 1 млн руб.

, в случае выполнения специалистом — 280 000 руб. Снижение потерь составило 720 000 руб.

При этом мы даже не принимаем во внимание финансовую пользу от того, что сроки работ и трудозатраты монтажников значительно сократились, а качество работ поднялось.

Отсутствие этого отдела губительно для любой компании. Возьмем проектный бизнес. В обычных мастерских проект ведет главный архитектор или главный инженер, т.е. технически самые грамотные специалисты, обучение которых занял десяток-другой лет.

А чем они вынуждены заниматься? Писать письма заказчику, ездить за исходными данными, вести графики работ, искать подрядчиков, напоминать им о скорой сдаче работ и выполнять аналогичные действия.

Эти люди имеют достаточную квалификацию и уровень ответственности, чтобы принимать проектные решения, от которых будет зависеть безопасность здания и стоимость его строительства.

Однако, они вынуждены выполнять работу, которую лучше и быстрее сделает сотрудник с навыками общения и выполнения административных действий.

Поручите эту часть работы руководителю проекта или административному помощнику, и ваш технический специалист окажется в своей родной стихии, и как следствие проекты будут более продуманные и грамотные.

Пусть администратор возьмет на себя всю работу по подготовке производства, и производительность труда взлетит.

Обратите внимание

Нам доводилось участвовать в одном громком строительном проекте в качестве проектной компании, работая по договору с генподрядчиком. В процессе наблюдения за строительством мы были очевидцем всех видов проблем, которые только могут присниться в кошмарном сне любого строителя и заказчика: срыв сроков, плохое качество работ, перерасход бюджета, напряженные отношения на всех уровнях.

Оказалось, что организационная структура генподрядчика извращена до предела, обязанности сотрудников размыты и пересекаются, поэтому ответственность за работу не лежит на ком-то конкретно.

Как следствие, даже для решения простого вопроса собираются двухчасовые совещания с дюжиной участников, после которого дело не сдвигается с места, поскольку никто ни за что не отвечает.

Мне было искренне жаль инвестора, который связал судьбу своего объекта с таким партнером.

Неужели вы все еще думаете, что корень всех этих глобальных проблем лежат в обычных монтажниках?

Подобные истории наверняка может рассказать каждый из вас.

Я бы взял на себя смелость сказать, что под каждой технической проблемой на любом объекте или в любом проекте вы найдете ошибку в управлении.

В строительной сфере работает множество опытных, квалифицированных технических специалистов любого уровня, которые могут воплотить в жизнь самый смелый проект девелопера или архитектора.

Осталось только отыскать управленцев, которые обеспечат условия, в которых строители смогут выполнить свою работу как следует.

Александр ИвановЕвгений Волынкин

www.trusteng.ru

Источник: https://ardexpert.ru/article/9071

Четыре проблемы строителей

О результатах опроса рассказывает глава Консалтинговой компании «Вильчур и партнеры» Николай Вильчур.

Первая проблема, отмеченная менеджерами компаний строительного сектора, касается вопросов, связанных с законодательством о саморегулировании. Две трети опрошенных не видят никаких реальных изменений (если не считать возрастания расходов), по сравнению с системой лицензирования, функционировавшей ранее.

Основные претензии сводились к следующему:

-СРО, де-факто, не являются профессиональным объединением, способным реализовывать и отстаивать общие интересы своих членов. Это всего лишь организация, членство в которой необходимо для выполнения работы;

-практически отсутствует обратная связь между руководством СРО и его членами;

-вокруг СРО образуются фирмы-сателлиты, оказывающие услуги по подготовке документов, без обращения к которым получить допуск крайне затруднительно.

При этом многие указывают на создание искусственных барьеров при расширении состава работ, включаемых в свидетельство о допуске.

Более половины высказались негативно относительно увеличения размера взносов в компенсационный фонд для организаторов работ (генподрядчиков).

Необходимость внесения средств в компенсационный фонд еще до заключения контракта создает существенные проблемы с оборотными средствами.

Важно

Кроме того, если крупный контракт является единственным, такой взнос существенно повышает расходы на его выполнение.

Вторая группа проблем связана с неэффективностью законодательства о государственных закупках (подрядах). Об этой проблеме говорили три четверти опрошенных.

Что характерно, мнения высказывались прямо противоположные. Одни указывали на то, что финансовые и организационные требования к участникам завышены.

Другие, напротив, говорили, что при отсутствии предквалификации и ориентировании только на финансовые предложения тендеры зачастую выигрывают компании, по сути, являющиеся посредниками. После такой победы они привлекают на субподряд реальных исполнителей, существенно ущемляя интересы последних.

Дополнительно многие указывают на обременительную систему обеспечения госконтрактов. Банковские гарантии, поручительства, депозиты – все это снижает темп развития отрасли, отвлекает финансовые ресурсы от основной деятельности и способствует развитию теневого сектора, обеспечивающего решение указанных проблем.

Проблемы третьей группы образует, в основном, система согласований, разрешений, порядок сдачи объектов в эксплуатацию. Большинство опрошенных указало, что коррупционность в данной области за последние несколько лет, как минимум, не снизилась.

Наконец, четвертую группу проблем составляет отсутствие доступной системы кредитования строительства. С учетом указанных выше проблем кредитование зачастую является просто необходимым условием для реализации проектов.

Однако ставки по кредитам таковы, что они съедают большую часть рентабельности проектов.

Принимая же во внимание банковские требования к обеспечению кредитов, неизбежен вывод о том, что для большинства участников кредитование остается недоступным.

Меры противодействия

На вопрос, какие меры представляются наиболее эффективными для защиты интересов строителей, были высказаны следующие мнения:

Необходимо, чтобы СРО выполняли не только формально-техническую функцию, но и реально отстаивали интересы своих членов. Это облегчило бы и вопросы решение вопросов административных барьеров, и, возможно, повлияло бы на политику банков.

Совет

Основным пожеланием к законодательству, как ни странно оказалось не столько его улучшение или упрощение, сколько достижение стабильности. Проблема не в столько в несовершенстве отдельных правил, сколько в том, что они постоянно меняются.

-Строительство – длительный процесс, и постоянное изменение правил исключает возможность сколь-либо качественного планирования деятельности. Это касается как проблем собственно строительства, так и общих для всего бизнеса вопросов – в частности, налогообложения, сказал один из опрошенных.

Источник: http://StroyPuls.ru/economy/49274/

«Серая» прибыль или «белая» смерть?

У небольших строительных компаний сегодня, по сути, два пути: идти в высокомаржинальный сегмент полузаконной «долёвки» или получать низкие прибыли на субподряде и в индивидуальном жилищном строительстве (ИЖС). И в том, и в другом случае клиенты строительного рынка достаточно лояльно относятся к малым застройщикам, а вот государство — чаще нет

Читайте также:  Как открыть ип в 2020 году пошаговая инструкция для начинающих

Правила игры, которые сейчас складываются в строительной отрасли страны, вызывают у малых застройщиков резко негативное отношение.

Касающуюся их политику властей они расценивают как планомерное закручивание гаек: в самом деле, у небольших строительных компаний отсутствует законный доступ к большинству видов работ, они вынуждены платить высокие взносы при вступлении в СРО и оплачивать членство в прочих отраслевых организациях, не получая при этом никаких преференций. Несмотря на это, по наблюдениям самих строителей, число мелких строительных компаний на Юге постоянно растёт, только вот уделом таких застройщиков зачастую становится теневой сегмент незаконного долевого строительства. Классическая схема здесь — строительство многоквартирных домов коттеджного типа на месте, предназначенном под ИЖС, с последующим судебным узаконением купленных квартир их приобретателями. Сегодня это едва ли не самое высокомаржинальное направление на южном строительном рынке: все риски, в том числе судебные, перекрываются выгодами от продажи квартир с низкой себестоимостью. Таким застройщикам государство открыто объявляет войну, но и тот малый строительный бизнес, который работает в правовом поле, в полной мере ощущает на себе давление госструктур.

Нужны ли государству «малыши»?

По общему мнению малых застройщиков, каждый из существующих аспектов госрегулирования отрасли так или иначе выдавливает их с рынка, будь то ставшее обязательным два года назад вступление в СРО или сложная система допусков к различным видам работ.

И получается замкнутый круг: даже если допуски к каким-то этапам строительства не нужны, крупные компании опасаются сотрудничать с субподрядчиком, у которого нет документов от какой-либо СРО.

Так что если малый застройщик хочет участвовать в больших стройках, ему нужно получить кипу разрешений, в том числе ненужных.

«Если такая политика государства продолжится, малый бизнес будет уходить из отрасли, — уверен директор ООО “Мегакомфорт”ВладимирМуравьёв—Например, раньше я покупал лицензию за 35 тысяч рублей, и она действовала пять лет, а сейчас по СРО я покупаю лицензию за 300 тысяч, но действует она три года.

И вне зависимости от того, есть заказы или нет, надо платить большие налоги. Транспортный, подоходный налог, НДС и так далее — 64 процента заработанного мы должны отдать, это немыслимо! В среднем у нас в год бывает три-четыре заказа, но налогов мы платим, как будто их пятьдесят. А я бегаю, ищу заказы и строю максимум двухэтажные здания, потому что больше строить нельзя».

В краснодарском жилищно-строи­тельном кооперативе «Есенинский» отмечают, что даже если строить более чем двухэтажные здания, административные барьеры для небольших предприятий практически непреодолимы — получение документации и подведение коммуникаций останавливают многих застройщиков.

Генеральный директор компании «Пересвет-Регион-Кубань» НиколайПетриков тоже считает, что малые строители, вероятно, будут постепенно исчезать, поскольку стимулирования этого сегмента отрасли нет. «Каждый год мы видим только ужесточение законов.

А ведь небольшие компании нужны рынку, поскольку строительный процесс — это сотни организаций, и каждый дом, даже в рамках комплексного освоения территорий, строят разные субподрядчики, — говорит г-н Петриков. — Дом нужно отделать, снабдить электричеством, провести мероприятия по благоустройству — всё это делают как раз небольшие застройщики.

Обратите внимание

При этом малые предприятия востребованы не только со стороны генподрядчиков — это ещё и малый бизнес для малого бизнеса. Например, если нужно построить ресторанчик, павильон, магазин, склад, обращаются в небольшую компанию».

В связи с этим, по мнению некоторых участников рынка, малым застройщикам стоит объединяться. Эта тенденция, как отмечает генеральный директор краснодарской консалтинговой компании MACON Realty Group ИльяВолодько, уже набирает силу.

«Думаю, имеет смысл консолидироваться трём-четырём бригадам, — рассуждает Владимир Муравьёв. — Как правило, они состоят из пяти-десяти человек, и если взять бригады с разным опытом и чётко распределить обязанности, можно получить серьёзную выгоду».

По словам генерального директора ООО «Союз-Девелоп» (Краснодар) ВладимираАввакумова, сегодня так зачастую и происходит: «Например, если нет техники, заключается договор с компанией, у которой техника есть. А у меня есть рабочие руки.

И такая схема будет набирать популярность».

Однако директор краснодарского адвокатского бюро «Домащенко и партнёры» РоманДомащенко сомневается в целесообразности консолидации малых застройщиков — в том числе и с помощью СРО, куда многие попросту вынуждены вступать: «Не вижу предпосылок для массового объединения мелких игроков — они, как правило, не стремятся участвовать во внешней деятельности и решают свои собственные задачи». Тем не менее, по мнению г-на Домащенко, такая консолидация была бы выгодна властям, поскольку более крупные структуры проще контролировать: «Обналичивание, создание фирм-однодневок, уход от налогов — всё это распространено в строительной отрасли. Вот и ответ на вопрос “почему мелких застройщиков зажимают?” Государству легче проконтролировать 30 крупных компаний, чем кучу мелких игроков». Эксперт убеждён, что, исходя из этих соображений, власти не будут способствовать развитию малого бизнеса в строительной отрасли, так что небольшие застройщики могут рассчитывать только на себя и на свои финансовые средства.

Своя ниша тянет

Вместе с тем остаётся вопрос: если государство с такой силой закручивает гайки, то как вообще выживают мелкие застройщики, в чём их выгоды?

По словам представителя ЖСК «Есенинский», малый бизнес никуда не уйдёт с южного строительного рынка, поскольку уровень спроса на те объекты, которые могут построить небольшие предприятия, здесь достаточно велик: «Например, выгоднее всего строить дома класса “эконом”, здесь прибыли хорошие.

И если найти свою нишу, консолидация перестанет представлять интерес». Точку зрения, согласно которой малый бизнес нужен строительному рынку в конкретных нишах, разделяют и другие эксперты. «У небольших застройщиков есть важные функции — они закрывают сегмент дешёвого индивидуального жилья.

Именно мелкие застройщики возводят, например, коттеджи по “канадским технологиям”», — отмечает Роман Домащенко.

ДмитрийАблёзгов, руководитель департамента коммерческой недвижимости такого крупного девелопера, как Кубанская нефтегазовая компания, тоже признаёт, что малые застройщики нужны рынку как главные «поставщики» таунхаусов и небольших коммерческих зданий.

По словам Ильи Володько, сегодня малые организации действительно занимают значительную долю жилищного строительства в крупных городах (особенно в Краснодаре).

«За последние два года их активность возросла в несколько раз, что свидетельствует об инвестиционной привлекательности сегмента, — комментирует г-н Володько.

 — Основными преимуществами таких компаний, позволяющими достигать экономической эффективности, являются сравнительно небольшой объём необходимых инвестиций и экономия средств на разрешительной и проектной документации — практически все малые застройщики возводят дома высотой три-четыре этажа».

В нише ИЖС малый бизнес действительно эффективен, а главное, застрахован от неравноценной конкуренции — застройщики, работающие с индустриальными объёмами квадратных метров, сюда просто не пойдут.

По мнению Владимира Муравьёва, именно в ИЖС раскрывается главное преимущество малого бизнеса — умение работать по гибким схемам: «Мы выигрываем за счёт того, что можем варьировать объекты и виды работ, например, приходить на объект по субподряду и брать 20-30 процентов, но работать таким образом на нескольких объектах».

Важно

Как отмечает Владимир Аввакумов, «зона комфорта» для малого бизнеса здесь начинается с годового оборота минимум в миллион рублей — для строительного рынка сумма весьма небольшая.

Однако невысокая норма прибыли и большое число конкурирующих фирм в этой нише порождают высокие риски — идя по целиком «белому» пути, нужно быть готовым к очень напряжённой борьбе за клиента с неясным исходом. И это вынуждает застройщиков обращаться к «серым» и «чёрным» схемам «индивидуально-многоквартирного» строительства.

Игра на чужом поле

Как признают эксперты рынка, основная экономия у малых застройщиков сегодня достигается именно за счёт использования схем, позволяющих уходить от налогообложения.

И здесь наиболее привлекательной нишей для малого строительного бизнеса оказывается возведение многоквартирных «коттеджей» на пятнах, предназначенных под ИЖС. Пару лет назад «Эксперт ЮГ» писал об этой проблеме применительно к строительному рынку Ростова-на-Дону (см.

 «Индивидуальный многоквартирный затык», № 23 за 2010 г.), и с тех пор она так никуда и не делась. А в Краснодаре такое строительство приобрело массовый масштаб в районе улиц Московской и Солнечной — там в свое время мэрия выделяла участки под ИЖС.

И пока типовой клиент строительного рынка ориентируется в первую очередь на цену квадратного метра, предложения по цене 21–30 тысяч за «квадрат» в Ростове и Краснодаре (при 39–50 тысячах у «официального» застройщика в эконом-классе) всегда найдут своего покупателя.

Участники отрасли делят малых застройщиков на две категории: первая — малые строительные компании, которые работают во всех доступных им по закону сегментах, вторая — «частники», то есть предприятия, которые полулегально строят многоквартирные дома.

«Понятие “частные застройщики” появилось шесть-семь лет назад, — рассказывает полномочный представитель Гильдии управляющих девелоперов в Краснодаре ПавелРепин.

 — В большинстве случаев это индивидуальные предприниматели, мелкие коммерческие фирмы, которые скупают земельные участки под ИЖС площадью от восьми соток и строят там пятиэтажки».

По разным оценкам, эта категория на южном строительном рынке сегодня составляет чуть ли не половину «малышей». Именно возможность строить и продавать такие квартиры привлекает в отрасль сотни мелких игроков, которые готовы рисковать: никакие рисковые издержки не перекроют ту огромную маржу, которую дают «чёрные долёвки».

По словам члена Краснодарской краевой коллегии адвокатов АндреяЧехова, такие дома в ряде случаев могут приносить порядка 500% прибыли.

«Земельные участки оформлены на физических лиц, ТУ выданы на физических лиц, земельные участки предоставлены на строительство ИЖС, а не многоквартирных домов, вместо договоров долевого участия заключаются предварительные договора, договора о внесении аванса, права покупателей на квартиры оформляются путём судебных решений.

Именно эти обстоятельства позволяют малым компаниям экономить и оставаться на рынке с предложением жилья по ценам ниже рыночных», — перечисляет факторы низкой цены Дмитрий Аблёзгов.

Совет

У игроков рынка нет единого мнения, хорошо это или плохо, когда малый, но «серый» сегмент может дать цену в полтора-два раза ниже, чем крупный, но полностью официальный. «Простейшая вещь: булка хлеба за полцены — это старая, несвежая булка, а здесь вы покупаете квартиру за полцены, — говорит Владимир Аввакумов.

 — Что стоит за таким домом? Это гастарбайтеры, низкое качество работ. Потом заседают комиссии, что-то требуют, а требовать с частников нечего, они закрываются — и деньги на воздух». Однако, по мнению Николая Петрикова, не всё так просто.

Действительно, покупатели «индивидуально-многоквартирного» жилья часто мучаются с оформлением своих долей, существуют проблемы с сетями, поскольку коммуникации предназначены для обслуживания частного домовладения, а на них навешивают десятки квартир.

Но для малого бизнеса это нередко едва ли не единственная возможность выйти на рынок многоквартирных домов, а для многих потребителей — улучшить жилищные условия.

Расцветут ли все цветы?

Контролирующие строительство органы, естественно, таких застройщиков не жалуют, но «чёрные долёвки» явочным порядком уже заняли свою долю рынка. Гильдия управляющих и девелоперов оценивает объёмы строящегося в ЮФО многоэтажного жилья примерно в 8,5 млн кв.

Читайте также:  7 ошибок в договоре аренды, которые ведут к росту арендной платы

м — и 10% их них возводят такие «частные застройщики».

По словам Павла Репина, первые попытки вовлечь «серых» застройщиков в поле административного регулирования уже есть — например, от «частных» застройщиков краснодарские власти сейчас требуют лишь собрать пакет необходимых документов.

«Налоги они платят исправно, строят на собственные средства, предлагают покупателям рассрочку и ипотеку. Власти города проверяют всех частников, а нарушителей заставляют привести в порядок соответствующие документы либо через суд сносят незаконные постройки», — комментирует г-н Репин.

Действительно, букет проблем вокруг многоквартирной застройки на землях под ИЖС произрастает из недостатков нормативного регулирования.

По мнению руководителя департамента по архитектуре и градостроительству Краснодарского края ЮрияРысина, сейчас первоочередная задача, стоящая перед его ведомством, — это приведение рынка к единым правилам игры путём обеспечения всех муниципальных образований региона документами территориального планирования. После этого возникнет ясность, где и что можно строить, в каком объёме и какой этажности. «Эти правила игры станут мерилом для всего, и к ним нужно привести всех, в том числе и мелких застройщиков, — говорит г-н Рысин. — Только тогда удастся преодолеть такие негативные вещи, как многоэтажная застройка под видом индивидуальной. В итоге, я думаю, будут цвести все цветы — и мелкие застройщики, и крупные».

С идеей приведения всех игроков рынка к единым нормативам солидарны крупные застройщики. «Строительством многоквартирных жилых домов малые компании должны заниматься только при условии полного соблюдения действующего законодательства в области долевого строительства, — говорит Дмитрий Аблёзгов.

 — Но на сегодняшний день такие компании при прочих равных условиях (строительство жилья в соответствии с действующим законодательством о долевом строительстве) неконкурентоспособны на этом рынке — из-за невозможности получения крупных банковских кредитов, отсутствия стабильной высокой заработной платы, квалифицированных кадров, чёткой среднесрочной перспективы строительства новых объектов. Поэтому малые предприятия и начинают строить по-своему, выходя за рамки правового поля».

Кроме того, считает Юрий Рысин, в процессе регулирования должны полноценно участвовать суды, которые сейчас нередко подменяют собой органы исполнительной власти, решая, стоит оставлять некий объект или нет, хотя такие решения должны принимать органы экспертизы и стройнадзор.

Обратите внимание

Роман Домащенко также обращает внимание на особую роль судебной власти в проблеме «индивидуально-много­квартирного» стро­ительства: «Сейчас власти кричат, что будут запрещать и сносить, но всё это строительство спокойно оформляется решениями судов — признаётся право собственности, и дольщики получают квартиру.

Пока эту нишу не закроют, мелкие “чёрные” застройщики будут процветать», — уверен г-н Домащенко.

В условиях усиления административного регулирования «линией поддержки» малых застройщиков может стать создание новых независимых общественных организаций. «Есть, например, Союз строителей, есть различные профсоюзы, но их функция незаметна, мы просто отдаём им 20–30 тысяч рублей взносов, — говорит Владимир Муравьёв.

 — Думаю, новые локальные организации, которые будут соблюдать интересы предпринимателей, помогут стабилизировать ситуацию».

А пока этого не произошло, убеждены представители малого строительного бизнеса, мелким застройщикам лучше довольствоваться ИЖС и ремонтными работами, чтобы избежать проблем с властями и не потерять бизнес.

Источник: http://expert.ru/south/2012/08/seraya-pribyil-ili-belaya-smert/

Основные проблемы при строительстве в России

Российские строительные компании в своей работе сталкиваются с тремя основными проблемами: срыв сроков, конфликты с проектировщиками и непрозрачные сметы. О том, как справиться с этими трудностями и урегулировать конфликты, рассказывает Евгений Киряев, генеральный директор «Трест №7» (NAI Becar).

Первая проблема – это срыв сроков. 80% компаний готовы взяться за проект с директивными сроками, только бы получить заказ.

Особенно часто невыполнимыми бывают графики государственных строек – это связано со сроками освоения бюджетных средств.

У строителей в этой ситуации просто нет выбора, они не могут попросить другие условия, и это самое страшное. Чтобы получить проект, они вынуждены врать, обещая выполнить невыполнимое.

С коммерческими объектами немного проще. В этом случае с заказчиком можно наладить диалог и хоть немного скорректировать проект.

Перенос сроков работ может быть связан с элементарной безалаберностью. Помню, в Мурманской области при сносе завода проектировщики не учли или просто забыли включить в план работ перенос действующих коммуникаций в одном цехе.

Как следствие, строительство нового производственного объекта затянулось на два года.

Важно

По причине простоя превысили смету по демонтажу на 100%! Никто не хотел брать на себя ответственность – ни проектировщики, ни местный инженерный состав.

Еще одна проблема – отсутствие взаимосвязи между проектировщиком и строителем. В чем это выражается? В начале строительства проектировщик не предоставляет подрядчику всю необходимую информацию.

Строитель не может в полном объеме проанализировать проект, не успевает его изучить, надеясь, что даже если возникнут проблемы и потребуются дополнительные расходы, удастся, так сказать, «разобраться в бою». В итоге проект зачастую сильно меняется, одни работы приходится заменять другими, бюджет полностью пересматривается.

Конфликт интересов неизбежен: проектировщик считает, что его все обманывают, а строитель входит в стройку и начинает вытаскивать «скелеты в шкафу». Мало того, российская специфика предполагает, что согласовать проект, пройти экспертизу нужно любой ценой.

В первую очередь это касается, опять же, государственных проектов с бюджетным финансированием. Зачастую происходит так: проект готовится специально под согласование, какие-то добавления, замена работ происходят потом, главным становится сохранение цены проекта.

И строитель вновь оказывается практически в безвыходной ситуации.

Третья проблема непосредственно связана со второй – это закрытость подрядчика и непредоставление заказчику честных и открытых расценок. Предъявляются какие-то серые, завуалированные сметы, а открытой работы с заказчиком нет.

Наши решения

Решение №1: Честный график

Во-первых, мы смотрим на график производства работ как строители, во-вторых, анализируем расписание функций заказчика, которые в процессе стройки он должен осуществлять. Исходя из данных анализа, мы четно говорим, приемлемы эти сроки или их нужно скорректировать.

Согласовав реальный график, и мы, и заказчики понимаем, что если по графику и произойдет сдвиг, то только из-за форс-мажорных обстоятельств и не больше, чем на месяц-два.

Совет

За проект с директивным графиком, например, в шесть месяцев, мы, проведя анализ, никогда не возьмемся.

Решение №2: Тщательный анализ

Как мы решаем конфликты с проектировщиками? Тут все конкретно: внутри нашей компании есть достаточно квалифицированные проектировщики – «ТрансТерминалПроект». Это отдельное юридическое лицо, наши партнеры, с которыми мы взаимодействуем.

 Перед тем, как войти в какой-либо проект, мы отдаем проектную документацию, технические решения или любую другую информацию об объекте нашим проектировщикам, садимся за общий стол, начинаем обсуждать, находим подводные камни, понимаем, какие потребуются изменения.

И заказчик знает, что когда мы приступим к строительству, воплотим эти поправки в жизнь. Благодаря нашим проектировщикам мы можем приступить к работе еще до того, как все документы будут согласованы. Пока мы работаем на объекте, проектировщики отдают наши предложения заказчику.

Все происходит параллельно со стройкой, поэтому удается соблюсти все сроки.

Решение №3: Предварительный прайс

Наша компания сейчас находится на начальном этапе разработки расценок на основные виды работ. По небольшим проектам мы сейчас работаем следующим образом: при входе на объект даем заказчику свои уже сложившиеся расценки. Он может сравнить их с рыночными ценами.

Если куб бетона в среднем по Москве стоит 20 тысяч рублей, то мы говорим, что готовы продавать его по 18 тысяч рублей. Из таких расценок на основные виды работ получается некий прайс. И заказчик хотя бы на начальной стадии может заключить с нами контракт. Он знает, что если потребуются какие-то уточнения, их можно будет сделать уже в ходе стройки.

Допустим, средняя траншея два-три метра глубиной, труба 250 см диаметром, мы кладем ее по определенной расценке за погонный метр. Если возникают нюансы, например, нужна нестандартная водопроводная камера в земле, то это мы обсуждаем отдельно, не прерывая основных работ и не сдвигая сроки.

Все эти способы решения основных проблем выработаны компанией за годы успешной работы на строительном рынке.

Источник: http://Comestate.ru/interview/osnovnye_problemy_pri_stroitelstve_v_rossii

Основные проблемы в строительстве в 2015 году

На протяжении многих лет проблемы строительства обсуждались и решалась по мере возможности на самых высоки кругах власти. Но экономическое положение РФ, а также мировой финансовый кризис сказался и на такой сфере, как строительство.

Базовые проблемы строительства в России

Основными камнями преткновения остаются по сей день:

  • Вопросы имущественно-земельных отношений
  • Кадровые вопросы
  • Вопросы недобросовестного соответствия всем законодательным актам в области строительства.

Главной проблемой как и любой другой сферы остается коррупционные махинации и недобросовестное проведение тендеров. Причиной такого расцвета считается то, что при тендере не учитываются следующие моменты:

  • выбирается наиболее дешевый проект, что используют организации «перепродающие» в дальнейшем выигранные тендеры;
  • не всегда компании предоставляют полный расчет проекта, без обоснования цен, а также без должного внимания специфике строительства.

Итогами такого тендера становятся «процветание» компаний, слабо понимающих в строительстве, цель которых «выбить» еще больше финансирования, превращая строительство в долгострой либо бракованный результат.

Немаловажной проблемой стали кадровые вопросы, которые выражаются в следующих сторонах:

  • нехватка высококвалифицированных работников
  • назначение на руководящие должности людей, далеких от строительства по принципу «знакомства» и «родства»
  • низкооплачиваемый наемный труд эмигрантов без регистрации, влекущие за собой бракованное строительство либо штрафы и аресты за нарушение законодательства.

Одной из проблем строительства 2015 года является низкое финансирование госпрограмм, а также снижение финансовых вливаний в данную область.

Статистические данные строительного рынка

По данным за 2015 года предпринимательская уверенность на фоне финансового кризиса составила -8%, что говорит об обеспокоенности строительных организаций в своевременном финансировании и получении новых заказов.

При этом многие застройщики отмечают усложнение процедуры утверждения проекта строительства, указывая на необходимость получения сотни согласований различных структур.

Но несмотря на существующие проблемы согласно статистическим данным деловая активность строительных организаций за 1 квартал 2015 года заметно улучшилась, так около 75% строительных компаний оценили ситуацию в строительстве как «удовлетворительную». При этом количество заключенных договоров на строительство увеличилось на 13%, по равнению с 4 кварталом 2014 года.

Обратите внимание

Выборочное обследование деловой активности строительных организаций в I квартале 2015 г. проводилось по состоянию на 10 февраля 2015 года. В нем приняли участие 6,6 тыс. строительных организаций, различных по численности занятых и формам собственности, в том числе 4,5 тыс. субъектов малого предпринимательства.

Обобщенная оценка конъюнктуры в строительстве. В I квартале 2015г. руководители 75% строительных организаций оценили экономическую ситуацию в строительстве как “удовлетворительную”, 17% – как “неудовлетворительную” и 8% – как “благоприятную”.

Во II квартале 2015 г. 72% руководителей строительных организаций не ожидают ее изменения, 19% – считают, что экономическая ситуация в строительстве улучшится, 9% – ожидают ее ухудшения.

Баланс оценок экономической ситуации в строительстве, рассчитанный как разница между процентом положительных и процентом отрицательных ответов респондентов, в I квартале 2015 г. составил (-9%). По прогнозам руководителей, во II квартале 2015 г. баланс оценок изменения данного показателя составит (+10%).

Источник: https://atriumtech.ru/publikatsii/osnovnye-problemy-v-stroitelstve-v-2015-godu/

Ссылка на основную публикацию